Официальный сайт органов местного самоуправления Верхнеднепровского городского поселения Дорогобужского района Смоленской области

МАТУШКА-ГРЭС

 

МАТУШКА-ГРЭС И ДЕТКИ ЕЯ

 

   Про лучину Ильича мы написали не только ради красного словца. На сороковом году Советской власти во многих дорогобужских деревнях никакого электричества, «акромя молыньи небесной» не ведали. Редко-редко где был колхозный «движок». Освещение в хатах – керосиновая лампа или лампа «летучая мышь». Это в лучшем случае. Это у «богатых». А кто победней или поприжимистей (керосин тоже дорог, не укупишь), обходились лучиной. Лучина – сухая щепка, укреплённая над ведром или тазом с водой, чтобы упавшим угольком случайно не спалить хату.

   В Дорогобуже была небольшая электростанция, а вся промышленная энергетика области общей мощностью чуть более 35 МВт состояла из Смоленской и Рославльской ТЭЦ да нескольких Сафоновских энергопоездов, представлявших собой дизель-генераторы установленные на железнодорожных платформах. Только первая очередь будущей Дорогобужской ГРЭС перекрывала их совместную мощность в 3,5 раза.

   Мы обещали не рассказывать о предприятиях, но ГРЭС – случай особый. Это матушка-прародительница не только Греса, но и заводов, заводиков, всей промышленности края. Она вдохнула новую жизнь в лапотно-мещанскую патриархальность Дорогобужа и района. О станции написана подробная книга, но коснёмся и мы истории «рождения» ГРЭС. К деткам ея такого снисхождения уже не будет по причинам, названным в Присказке.

   Необходимость постройки электростанции была очевидна. Разрушенные войной Смоленщина и соседние области остро нуждались в мощном источнике электроэнергии: необходимо было электрифицировать деревни, города, заводы, шахты, железные дороги.

   Подыскали для ГРЭС подходящее место: географический центр области, рядом – достаточные запасы угля и воды, близко железные и шоссейные дороги. Добыча бурого угля – основного топлива ГРЭС – велась на шахтах Сафонова с 1952 г. (месторождение известно с XIX века). Железная дорога Москва-Брест построена в 1870 г., ветка Сафоново-Дорогобуж – в 1925 г., шоссе Москва-Минск – в 1941 г. и уже восстанавливалось после войны, Днепр здесь тёк тысячи лет.

   Проектировало Дорогобужскую ГРЭС Киевское отделение Всесоюзного государственного проектного института «Теплоэлектропроект». К 1952 году был готов стандартный проект, предусматривающий механизацию и некоторую автоматизацию технологии.

   Разработчики предусмотрели на ГРЭС и два подземных бомбоубежища. Одно под служебным зданием, второе под дымовой трубой. Обстановка в мире была неспокойная, того и гляди могла начаться мировая война, и на этот раз ядерная. Потому и убежища были построены основательно и оборудованы соответственно: с прочными стальными дверями, бетонными стенами, системами вентиляции и очистки воздуха.

   Строители ещё не начали так называемый нулевой цикл на основной промплощадке электростанции, а в марте 1952 г. уже была образована дирекция ГРЭС. То есть набирался будущий инженерно-технический и эксплуатационный персонал станции. Гресовцы стали и саму, ещё не построенную станцию называть дирекцией. С одной стороны, чтобы определить, кто есть кто: кто – строитель, кто – эксплуатационник. С другой – уж больно новое слово нравилось: крепкое, надёжное. «Перевелся в дирекцию», «работаю в дирекции» – звучало солидно и значило, что человек состоит в штате электростанции, что он – энергетик! Даже в 70-х, когда ГРЭС была полностью построена, название бытовало. Так именовали саму станцию как предприятие, отделяя от находившихся на её площадке ремонтных организаций.

   Не в пример зачинателям различных легендарно-киношных  великих строек, гресовцы поступали разумнее и перво-наперво старались ладить дороги и возводить  пусть и плохонькое, но всё-таки жильё – бараки. Никаких землянок, палаток и прочей романтической бестолковщины. Однако трудностей хватало выше крыши. Дороги хоть и строились, но не так быстро, как хотелось, что задерживало  доставку строительных материалов и продуктов питания. Грузы возили из Сафоново на автомашинах в сопровождении тракторов, или трактора дежурили на непролазных участках. Если же водители оказывались без подмоги гусениц, то порой доезжали до стройки с неполным грузом: в самых гиблых местах под колеса летели кирпичи, доски, а то и целые барачные щиты – иначе не выехать. Или вовсе возвращалась назад в Сафоново порожняком,  так и не добравшись до пункта Б, ибо ехать туда было уже не с чем: всё осталось в дорожном месиве.

   На стройке не было источников питьевой воды, приходилось её возить  бочками из Егорьева. Да ещё археологи, мать их, со своими курганами под ногами путались…

    Начинали стройку дорожно-строительное управление №3, а также стройуправления №5 и №6 треста «Дорогобужшахтострой». Основное энергетическое оборудование впоследствии монтировал трест «Центрэнергомонтаж». Были и мелкие подрядчики.

   В апреле  1953 года стали вынимать грунт под закладку оснований будущих зданий ГРЭС. Первые сооружения на промплощадке – локомобильная электростанция, бетонный заводик и растворный узел.

      Строители из местных – оторванные от сохи да серпа крестьяне – не могли похвастаться хорошей ремесленной подготовкой. Многое делалось, по выражению гресовцев, «пердячим паром», то есть вручную: лом, топор, лопата. Так же иронично отзывались они и о своих «должностях»: «Бери больше, кидай дальше, пока летит – отдыхай». О величине заработка грабари-землекопы в шутку говорили: «Всё зависить от категории грунта. У нас по грунту оплата». По свидетельству Александра Ивановича Луценко, зарплата разнорабочего на стройке была 340-360 дореформенных рублей.

   Для справки. Буханка чёрного хлеба стоила 1 руб. Сахар – 9,4 руб. Бутылка водки – 22,8 руб. Ботинки – более 150 руб. Метр ситчику, в зависимости от весёлости, – от 6 руб. и выше. Не разгонишься…

   А вот есть у нас интересный документик, поясняющий «откуда бысть пошла земля грэсовская». Приведём его полностью и в первозданном виде.

Решение № 336

   Исполнительного комитета Дорогобужского районного Совета депутатов трудящихся от 5 июня 1952 г.

   Об отчуждении земельного участка под строительство Дорогобужской ГРЭС.

   Рассмотрев ходатайство дирекции Дорогобужской ГРЭС перед колхозами: им. Молотова, "Красный Боец" Крутовского с/сов. и "Страна Советов" Василисинского с/сов. об отводе земельных участков под строительство Дорогобужской ГРЭС и подъездных путей и принимая во внимание согласие колхозов на отвод земельных участков для целей указанного строительства, Исполком Райсовета депутатов трудящихся - р е ш и л:

   1. Просить Исполком Смоленского Областного Совета депутатов трудящихся ходатайствовать перед Советом Министров СССР об отчуждении земельных участков из территории землепользования колхозов: им. Молотова Крутовского с/сов. 348 га, "Красный Боец" Крутовского с/сов. 7 га, "Страна Советов" Василисинского с/сов. 3 га под строительство Дорогобужской ГРЭС и подъездных путей.

   2. В связи с тем, что часть пахотных угодий по колхозам им. Молотова и "Красный Боец" Крутовского с/сов., занятая посевами озимых культур 1951 г. и посевами яровых культур 1952 г. отошла под отчуждение, просить Исполком Смоленского областного Совета ходатайствовать перед вышестоящими органами о возмещении колхозам убытков стоимости посевов согласно прилагаемого акта комиссии.

   Уж как там убытки возмещали: деньгами ли, зерном ли – то нам не ведомо. Ну а чтоб колхозники сильно не обижались, что у них землицу отщипнули, исполком Райсовета в решении № 322 от 23 июля 1953 г. постановил: "Рекомендовать дирекции ГРЭС передать сенокосные угодия, находящиеся на участке ГРЭС и не занятые под эксплоатацию, колхозу им. Молотова, Крутовского с/сов". То есть разрешили крестьянам вокруг строительства травку косить.

   Кстати, слово «экплоатация» здесь и далее приводится в документах и цитатах по тогдашним правилам орфографии.

   В одной из публикаций в качестве обиженного упоминается колхоз «Ударник» Крутовского сельсовета. Возможно, это и есть колхоз им. Молотова, но переименованный, так как «Вячек Каменная Задница», он же – Вячеслав Молотов, к середине 50-х уже переродился из верного ленинца в подлого отщепенца-фракционера, и автор публикации постеснялся дать изначальное название. К моменту пуска ГРЭС в районе уже не было ни «Ударника», ни Крутовского сельсовета.

   Селяне окрестных деревень и даже строители из местных жителей не совсем понимали, что же всё-таки здесь строится. Поначалу технические термины «котел», «топливоподача», «золоотвал» осмысливали по-своему, по-крестьянски, переводя на привычные понятия. Береговую насосную воспринимали, как огромную водяную мельницу, считая главным объектом станции. Котёл представляли, как печку в деревенской бане, только очень большую, думали, что уголь в нее будут закидывать лопатами кочегары, а золу отвозить конными подводами или вагонетками в специальную яму или отдавать колхозникам как удобрение. Да и сейчас скажи далекому от техники человеку, что на ГРЭС уголь в топку кидали лопатами, – пожалуй, и поверит. Поэтому будет уместно в двух словах рассказать о сути получения электроэнергии на ГРЭС. И пусть энергетики забросают меня золой за это детское объяснение.

   Итак. Уголь после разгрузки и предварительного измельчения в дробилке по транспортёрам попадает в бункеры и оттуда в мельницы, где измельчается до пылеобразного состояния и сушится. Котел, по сути, и есть огромная печка, по внутренним стенам которой проложены трубы. В них под высоким давлением нагнетается специально подготовленная вода. В топку котла угольная пыль подаётся вместе с подогретым воздухом, где и сгорает, передавая тепло на поверхности нагрева. Зола от сгоревшей угольной пыли оседает в нижнюю часть котла, откуда водой по трубам удаляется на золоотвал.

   Подача воздуха дутьевыми вентиляторами и удаление дыма дымососами породили шутливое название никогда не существовавшей на ГРЭС должности: «Зам по тяге и дутью».

   Однако продолжим... Вода в трубах котла превращается в пар температурой более 500 градусов и давлением под 100 атмосфер. Пар подается в турбину, где расширяется и отдает свою потенциальную энергию. Можно сказать, что внутри цилиндра турбины дует ураганный, очень горячий ветер и крутит её ротор. Отработанный пар превращается в конденсаторе турбины в воду, которая поступает в технологическую схему для повторного использования. Охлаждающая конденсатор речная вода сбрасывается через водосброс на родину, в Днепр.

   Ротор турбины механически соединён с ротором генератора. Генератор вырабатывает ток напряжением 6 кВ, который передается на трансформаторы, преобразующие его в стандартные напряжения линий электропередач (35, 110, 220 кВ) и далее через распределительные устройства – потребителям.

   Не будем писать обо всех трудностях роста, с которыми пришлось столкнуться строителям. Приведем несколько строк из статьи в районной газете «Коллективный путь» от 25 августа 1957 г.

   «В марте 1956 года создалась серьёзная угроза затопления водой котлована береговой насосной. Нужно было в короткий срок, до весеннего паводка вынуть более 1500 кубометров мёрзлого грунта, связать более двухсот тонн арматуры, уложить свыше двух тысяч кубометров железобетона и закончить сооружение котлована.

   Мы организовали на объекте круглосуточную работу, туда были брошены основные силы коллектива строителей, и угрозу затопления предотвратили».

   С одной стороны – трудовая самоотверженность, с другой – плохая организация работ руководителями и как следствие – штурмовщина. Почему до разлива дотянули? Надеялись, что, может, в этом году весны не будет и Днепр не разольётся?

   А мне из 60-летней давности ответят: но построили же? крутится? что скажешь?

   А что тут сказать? Крутится...  Гресовцы оказались сильнее Днепра, сильнее весны, сильнее бытовой неустроенности и собственной расхлябанности, и если бы среди них был Чебурашка, он непременно толкнул бы историческую речь: «Мы строили, строили и, наконец, построили!»

   А 25 августа 1957 г. к нему присоединился бы и кот Матроскин с не менее знаменитым «Ура, заработало!» Впрочем, заработало ещё до этого радостного дня, так как комплексное 72-часовое опробование ГРЭС с включением её в сафоновскую электросеть провели 14-16 августа. Энергетики прекрасно понимали, что ГРЭС не самопрялка, с полпинка не закрутится, и заранее проверяли работу оборудования, а ленточку разрезать дело нехитрое, большого ума не надо.

   И лампочка Харалампия разгоралась...

   Чтобы оценить значимость события, поневолим читателя ещё одной цитаткой из районной газеты от 28 августа 1957 г.

   «В минувшее воскресенье на площади, что у входных ворот в Дорогобужскую ГРЭС, собрались празднично одетые строители, монтажники, эксплуатационники и члены их семей. Сюда подходили легковые и грузовые автомашины различных марок, автобусы с гостями из Сафонова, Смоленска, Вязьмы, Дорогобужа, колхозов и совхозов района.

   Площадь – в праздничном убранстве. Многочисленные плакаты прославляют творческий труд передовиков строительства ГРЭС – каменщиков, штукатуров, арматурщиков, монтажников, разнорабочих. Фотографии лучших людей украшают Доску Почёта, установленную у главных ворот.

   Клумбы на площади украшены десятками флагов, окружающих большой флаг СССР, установленный на высокой мачте. Иллюминированы электрическими лампочками здания главного корпуса электростанции, проходной будки, кирпичная ограда. Работают десятки буфетов.

   Непрерывно звучит музыка – оркестры исполняют танцевальную музыку. Танцуют труженики стройки, гости. На смену оркестрам приходит радиола.

   К 13 часам на площади собралось более тысячи человек.

   На установленной здесь трибуне появляется группа руководящих работников области, района и ГРЭС. Выступает министр электростанций СССР тов. Павленко. Он говорит, что пуск даже первой турбины даст возможность сафоновским шахтёрам снизить себестоимость добычи угля на 20 процентов».

   А ведь пуск ГРЭС могла посетить и более легендарная, чем Алексей Павленко, личность – Георгий Маленков, известный в народе через частушку, в который он надавал пинков самому Берии! Но в июне 1957-го признали Георгия Максимилиановича подлым антипартийным фракционером, и сняли с постов заместителя Председателя Совета Министров, и Министра электростанций СССР. Гресовцы особо на это снятие не обиделись и, отгуляв, отпраздновав, снова взялись за своё, уже привычное дело. 25 декабря 1957 г. в промышленную эксплуатацию ввели второй, более мощный (50 МВт) турбогенератор. В 1959 г. первая очередь Дорогобужской ГРЭС из трёх турбогенераторов и пяти котлов установленной мощностью в 125 МВт была построена. После проведённой модернизации электрическая мощность первой очереди доведена до 138 МВт. В 1967 г. пущена вторая очередь: четвёртый турбогенератор (60 МВт) и котёл №6. В 1983 г. в связи с переводом станции в теплофикационный режим Дорогобужская ГРЭС переименована в теплоэлектроцентраль (ТЭЦ).

   На момент написания Опыта название станции – «Производственное подразделение Дорогобужская ТЭЦ ОАО «Квадра – Западная генерация». Установленная мощность вместе с пущенной в 2005 г. газотурбинной установкой – 111 МВт. Один из турбогенераторов уже, увы, не существует.

   Со временем на ГРЭС выработался свой особый стиль работы оперативного персонала, соблюдения технологической дисциплины. Основанный на тонком, доскональном знании процесса и особенностей оборудования, отточенный годами опыта, он передавался и передается новичкам не столько по бумажкам, сколько в реальной работе. Станция стала профессиональной школой для многих энергетиков области. Отсюда выпорхнули её окрепшие воспитанники – будущие светила отрасли: Исаак Басин, Николай Машков, Юрий Норицын и другие.

   В начале 60-х ГРЭС была не просто первым индустриальным предприятием в районе. Она кормила своей электроэнергией и согревала теплом стройки, заводы, посёлок и Дорогобуж. На базе электростанции создан Дорогобужский котельный завод , с 1 января 1962 года – самостоятельное предприятие энергетического машиностроения. Сейчас – ОАО «Дорогобужкотломаш». Единственное орденоносное предприятие в районе. В 1981 г. завод награждён орденом «Знак Почёта». Правда, за пять лет до этого государственной награды – ордена Трудового Красного Знамени был удостоен «Дорогобужхимстрой», но это предприятие, несмотря на местное название, гресовцы «своим» не считали и относили к сафоновским конторам.

   4 ноября 1965 г. построен Дорогобужский картонно-рубероидный завод. Сейчас – ЗАО «Полимеркровля»- в настоящее время не работает

   28 декабря 1965 г. принят в эксплуатацию Дорогобужский  завод азотных удобрений, затем – ПО «Минудобрения». Сейчас – ПАО «Дорогобуж».

   Мелкие заводики, конторы и конторки мы и перечислять не будем.

   Но не грибы же эти заводы? Не сами же выросли? Кто-то же их строил. Кто и откуда были люди, чей ум и руки изменили до неузнаваемости окрестности Бельского большака?

 

По материалам Юрия Синькова.

Опубликовано В. Степаненко.

 

 

Прикрепленные файлы

20 Ноября 2017