Официальный сайт органов местного самоуправления Верхнеднепровского городского поселения Дорогобужского района Смоленской области

ВДОЛЬ ПО БЕЛЬСКОМУ

ВДОЛЬ ПО БЕЛЬСКОМУ

 

   Выбор места строительства посёлка определяли исходя из его близости к будущей ГРЭС и наличия дорог (хотя называть дорогами существовавшие тогда «направления движения» можно лишь условно). Принималась во внимание и возможность быстрого, недорогого сооружения артезианских источников водоснабжения и системы канализации. Место было выбрано толково и оказалось очень удобным как для строительства зданий, так и для прокладки соответствующих коммуникаций.

   Посёлок решили строить на плоской возвышенности, имеющей небольшой уклон к юго-востоку. С северо-востока она ограничена низиной безымянного ручья, с востока – болотом (использованным затем под площадку золоотвала ГРЭС), с юга и юго-востока – низиной и долиной р. Вычевки, пригодной для бурения артезианских скважин и устройства ниже по течению первых очистных сооружений. Рядом находилась относительно проезжая дорога – участок старинного тракта, когда-то  соединявшего города Дорогобуж и Белый – Бельского большака.

   Будущий посёлок оказался в окружении деревень. На юго-востоке по обе стороны Вычевки – Филино (19 дворов), на юге – Егорьево 1-е (17), на юго-западе – Егорьево 2-е (20), на западе – Шаломино (21), на северо-западе – Соколово и Катерево (13 и 14), на северо-востоке – Труханово (5), на востоке – Харлапово (6). Количество крестьянских дворов дано по карте 1947 года и может отличаться от действительно существовавших в 1952 году. Например, по некоторым источникам известно, что после войны в Харлапове не было ни жителей, ни сохранившихся домов.

   Две деревни заслуживают особого внимания. Первая – Егорьево, которая в разные времена именовалась и Чёртовым, и Егорьем, и селом Михайловским. Во второй половине XVIII века, здесь была построена деревянная церковь Пророка Илии. В начале XIX века в Михайловском возведён каменный храм в честь иконы Казанской Божией Матери, который после 1917 г. был закрыт большевиками, а в 1943 г. разрушен немцами. Впоследствии рядом с развалинами гресовцы устроили первое поселковое кладбище (Егорьевское). Место храма и сейчас нетрудно определить по небольшому возвышению и отсутствию на нём могил. Не исключено, что каменные строения, расположенные напротив кладбища, частично сделаны из церковных кирпичей.

   Любопытно, что на военно-топографической карте, изданной в  начале ХХ века, на р. Вычевке обозначены два крупных пруда с мельницами. Один из них – возле Михайловского  (Егорьева) – более километра длиной и около полукилометра шириной. Когда он был устроен и сколько времени просуществовал, сейчас сказать трудно.

   Вторая деревня – Харлапово. Примечательна не сама по себе, а находившимися рядом древними археологическими памятниками – курганами.

   Харлаповские курганы (районная газета «Коллективный путь» упорно именовала их Хролаповскими) – деревенское кладбище кривичей XI-XIII веков – располагались вдоль обоих берегов р. Каменки на правом высоком берегу Днепра в месте слияния рек. Изучались археологами с XIX века. В 1879 г. местная помещица В.М. Чебышева проводила раскопки на левом берегу Каменки. В 1924 г. дорогобужский краевед Н.И. Савин исследовал 10 курганов на правом берегу. Несколько насыпей в начале ХХ века разорены кладоискателями – жителями деревни Воронино.

   В 1952-53 годах оставшиеся Харлаповские курганы раскопаны и изучены экспедицией под руководством смоленского археолога Е.А. Шмидта. К этому времени из более 100 насыпей сохранилось 75 на правом берегу Каменки. Значительная их часть была сверху повреждена немецкими окопами во время Великой Отечественной войны. Есть предположение, что несколько курганов было разрыто в начале 50-х годов геологами при проведении изыскательских работ. Во всяком случае, Евгений Шмидт упоминает о 12 курганах со следами относительно свежих раскопов. Не исключено, что таким образом геологи утолили своё «чисто научное любопытство». А может, курганы им просто мешали проводить изыскания.

   По тогдашним законам не допускалось использование в качестве строительного материала, а также распашки или разрытия в каких-либо хозяйственных целях археологических памятников. В исключительных же случаях, когда памятник попадал в зону строительства, работы можно было вести, но только по завершении научного исследования памятника (раскопок, фотосъёмки, обмеров, составления чертежей и передачи вещественных находок музеям). Что и было сделано.

   В июле 1952 года курганы были обследованы, а с сентября по декабрь велись раскопки. Весной 1953 года полевые археологические работы возобновлены, а полностью закончены летом. Результаты раскопок опубликованы, собранные материалы переданы в Смоленский государственный музей-заповедник.

   В курганных захоронениях рядом с останками учёные нашли орудия труда (топоры, ножи), бытовые предметы (глиняные сосуды, ведёрки) и женские украшения (перстни, бусы, височные кольца). Некоторые украшения были серебряными. Нашлось и оружие: боевые топоры, наконечники копий и меч.

   Руководители строительства благосклонно относились к работе археологов, однако свои задачи были им не менее важны. Зимой 1953 г. строители самостийно, в связи «с производственной необходимостью», уничтожили шесть курганов.

   Сейчас на месте Харлаповских курганов находятся ГРЭС и автодром «Смоленское Кольцо».

   Не обошлось и без сопутствующих многим археологическим исследованиям баек и придумок. Осмысливая раскопки, гресовцы пустили промеж себя слухи о найденных в курганах золотых украшениях, шлемах и кольчугах княжеских витязей, павших в давней борьбе с иноземными захватчиками, о руинах каменных стен города Х века. Нашлось городу и подходящее на взгляд гресовцев имя – Каменск (по названию речки Каменки).

   Возможно, что при выемке грунта строителям попадались камни и кирпичи от деревенских очагов и подпечий, которые и были наивно приняты за руины крепостных стен. Сыграло свою роль и обывательское понимание полевой археологии: раз учёные что-то ищут, то обязательно – древний город, либо клад, а иначе зачем утруждаться.

   Понятно, что никакой научной основы такие байки под собой не имели. Это всего лишь разновидность крестьянских преданий о провалившихся под землю храмах, разбойничьих пещерах с сокровищами, заговорённых кладах и других подобных сказок. Гресовцы решили, что и они не лыком шиты и им тоже подобает иметь соответствующее предание и свой, пусть и небольшой, но древний город-герой – и чтоб непременно с каменными стенами!

   Так появился в местной истории, ни в каких летописях не упомянутый и ни в чьих научных исследованиях не названный, почти «ровесник» Смоленску торговый город Каменск.

   Конечно, люди жили здесь издавна, на месте строительства обнаружено селище – следы древнего поселения без защитных стен и рвов, проще говоря – деревни. Однако Е. А. Шмидт считает, что поселение, жители которого были похоронены под курганами, находилось на левом берегу Днепра, в районе нынешней деревни Мартынково. Есть сведения и о наличии древнерусского селища на левом берегу Каменки, недалеко от впадения её в Днепр. Скорее всего, жители именно этой деревни хоронили своих соплеменников в курганах.

   Древние селяне-кривичи, безусловно, имели торговые связи с внешним миром. Об этом свидетельствуют найденные в курганах арабские и германские монеты. Днепр был естественным водным путём и отсюда по речкам и волокам можно было попасть «в греки», «варяги»,  «булгары», и на арабский Восток.

   Забавно, что почти через 60 лет сказка о «торговом городе Каменске» появилась в печатных изданиях и на интернет-сайтах уже как «факт, установленный учёными». Правда фамилии учёных, установивших «факт», в этих изданиях не приводятся.

   Кто желает более подробно узнать о результатах исследований Харлаповских курганов, может обратиться к научным трудам Евгения Шмидта, а мы будем считать «песнь о граде Каменске» первой рождённой на Гресе легендой.

   Символично название деревни Харлапово. Казалось бы, всё просто – название произошло от календарного христианского имени Харалампий (в просторечии – Харлампий, Харлап). На старых картах деревня и обозначена как Харлампово. Харалампий в переводе с греческого языка означает «светящийся радостью», «радостный свет». Одного корня с именем и обиходное бытовое слово лампа – светильник, источник света. Можно сказать, что деревня хранила в своём названии будущее предназначение места – дать людям свет. При этом самой деревне было суждено исчезнуть.

   Любопытно, но не более того, предположение о происхождении названия от варяжского имени Фарлаф, или Харлаф. Может, и бывал в этих местах какой-нибудь северный залетный язычник Фарлаф, но мы эту версию добавим в качестве «пяти копеек» в копилку, где уже лежит сказочный рубль Каменска.

   В эту же кубышку поместим и «грошик» о предвоенной густонаселённости Харлапова. 92 двора! Такая цифирь приведена в одной из публикаций 2011 года. Откуда взяты эти цифры? С потолка какого гресовского барака? На карте издания 20-х годов прошлого века Харлапово – поселение с численностью дворов от 10 до 20. Неужто за предвоенные годы колхозного благоденствия построили почти 80 домов? Ещё внушительней в этой публикации выглядит хутор Труханово: 98 хозяйств! С какого такого богатства полторы хуторских хаты за 20 лет превратились в деревню с населением в полтысячи человек? Возможно, автор, не думая, принял за количество дворов деревни и хутора общее количество хозяйств колхоза или сельсовета, в который они входили. И вся эта «гигантомания» опубликована в сборнике, который составители определяют как «научное издание». Ну, любят гресовцы помечтать о прошлом... На снимке немецкой аэрофотосъёмки 1941 года общее количество строений в Харлапове, вместе с овинами, навесами, сараями, пунями и собачьими будками, не более 50, в Труханове – чуть больше 20. Количество крестьянских дворов: в Харлапове – не более 30, в Труханове – около 10.

   В Великую Отечественную войну данное место ничем особенным не отличилось. Здесь не было серьезных столкновений регулярных войск ни в 1941, ни в 1943 годах. Причины: наличие труднопреодолимой водной преграды и отсутствие стратегически важных дорог. Боевые действия происходили севернее и южнее.

   В 1941-1942 г. окрестные деревни находились в зоне влияния партизанского отряда «Ураган» под командованием А.Т. Калугина. В феврале 1942 г. территория была освобождена партизанами и до июня 1942 г. находилась под Советской властью.

   С марта по сентябрь 1943 г. по Днепру проходил относительно спокойный участок фронта. На восточном берегу стоял 152-й полевой укрепрайон 5-й Армии,  на высотах западного берега располагалась 337-я пехотная дивизия вермахта. Следы окопов, блиндажей и пулемётных гнёзд ещё сохранились по обоим берегам реки.

   Но времена кривичей канули в Днепр. Великая война закончилась Великой Победой. А гресовцы, помня о павших, но думая о живых, начали строить станцию. Пора было тушить лучины Ильича и зажигать в хатах лампочки Харалампия. Об этом наша следующая глава.

 

По материалам Юрия Синькова.

Опубликовано В. Степаненко.

 

 

Прикрепленные файлы

20 Ноября 2017